Если вам кажется, что кто-то украл вашу песню

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Представляем эксклюзивный отрывок из книги The Future of the Music Business, выходящей весной этого года. Адвокат Стив Гордон (Steve Gordon) задает вопросы своему коллеге, специалисту по копирайту, Роберту Кларида (Robert Clarida).

Обнаружен блокировщик объявлений!

Развитие нашего сайта возможно только благодаря показу рекламы нашим посетителям. Пожалуйста, поддержите нас, отключив AdBlock.

Инструкция по отключению - здесь.
Спасибо!

Я слышал песню по радио и она почти точная копия моей! Click To Tweet Стив Гордон: Привет, Боб. Представим, тебе звонит потенциальный клиент, представляется и говорит “Я слышал песню по радио и она почти точная копия моей!” Расскажи нам, что бы ты ответил такому клиенту? Какие задал предварительные вопросы?

Роберт Кларида: Во-первых, я бы хотел услышать песни, но к этому перейдем через минуту. Предположим, что песни похожие. Сначала необходимо установить, что песня моего клиента каким-то образом попала к обвиняемой стороне. Вне зависимости от того, насколько похожи песни, нет факта нарушения копирайта, если песня была создана независимо, без прослушивания первой.

Нарушение копирайта подразумевает копирование, и вы не можете скопировать то, что никогда не слышали. Много дел по нарушению копирайта разваливаются по этой причине, поскольку часто клиент не выпустил песню в широкое коммерческое обращение. Может быть, он сыграл её пару раз на открытых концертах, или она прозвучала однажды на местном радио, или она была размещена на странице в MySpace или Facebook, или даже её можно купить на iTunes. В таких случаях тяжело доказать “разумную возможность” того, что другая сторона слышала эту песню, как того требует закон. Конечно, есть теоретическая возможность, но сама по себе “возможность” недостаточна, и тоже недостаточно спекуляции на эту тему.

Но если у другой стороны была “разумная возможность” услышать песню, можно начинать заниматься делом, даже если та сторона утверждает, что в действительности её не слышала (а она, разумеется, слышала). Предположим, клиент однажды открывал концерт обвиняемого и играл именно эту песню, и мама клиента сняла выступление на видеокамеру, или что-нибудь в этом духе. Тогда у обвиняемой стороны была очевидная возможность услышать песню, даже если она говорит, что в то время была в тур-автобусе, пока клиент играл на разогреве. Это вопрос репутации, или веры в историю другой стороны. Конечно, у неё была разумная возможность, и жюри будет решать, кому поверить.

Часто бывает так, что клиент отправлял демо-версии реклейблам, или вручал их продюсерам на вечеринках, или делал что-нибудь подобное. Тогда вы легко можете установить связь, или “канал коммуникации” между лицом, получившим демо и креативной командой, создавшей песню. Простого факта отправления чего-нибудь по почте на адрес реклейбла недостаточно для установления нужной связи со всеми его последующими релизами. Суды называют это “корпоративной почтой” и никогда не удается доказать им такую связь.

Но если состоялось широкое распространение песни, например, множественные радиоэфиры, – нужная связь установлена. Дело Джорджа Харрисона (George Harrison) по поводу песни “He’s So Fine” и дело Майкла Болтона (Michael Bolton) по поводу песни Исли Бразерс (Isley Brothers) “Love Is a Wonderful Thing” являются прекрасными примерами того, что обвиняемая сторона не может сказать, будто не слышала более раннюю запись, хотя песня Исли не была популярной в то время.

If you have found a spelling error, please, notify us by selecting that text and pressing Ctrl+Enter.

Originally posted 2011-02-10 17:23:34.

Отправить ответ

avatar
500


Spelling error report

The following text will be sent to our editors: